Авторизация






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Реклама 2

Главная arrow Постъядерный форум
Постъядерный форум
Добро пожаловать, Гость
Вход или Регистрация    Забыли пароль?
Вниз
Сообщения темы: снегопад
#12748
выживший

мы сможем!!!
Модератор
Постов: 826

Пользователь в оффлайне  Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: МужскойwigiwschiiСтрана, город: Ростов н ДДата рождения: 1973-05-28
снегопад2 г., 2 мес. назад Репутация: 47  
Зима наступила как то неожиданно рано. Кажется еще вчера, ветер играл опавшей, жухлой, желтизной листвы, а сегодня, ровный, девственно чистый снежок покрыл не привыкшую к такому обращению, землю. Всю ночь шел снег. Сначала робко, к полночи уже вполне уверено, а к утру, погода вообще разгулялась. Крупные, с ладонь человека, снежинки, такие не привычные в южном городе в октябре, да и в декабре, не частые гости, валили сплошной стеной, покрывая белым саваном оторопевший город. Такая погода в городе была редкостью даже для зимы.
- Милый, я в «Магнит». Тебе что нибудь купить.
Он поднял голову и сонно щурясь, сфокусировал взгляд на ладной ее фигуре. Сон не совсем еще оставил его голову и мысли, тяжелыми жерновами начали свое повседневное движение. Он улыбнулся. Одетая в осеннюю одежду, она была просто прекрасна.
- Да, солнышко. Возьми мне сигарет.
Кажется это решение отняло у него последние силы. Сон ни как не хотел его оставлять, к тому же, сегодня был выходной и он мог ни куда не торопиться. Подушка манила, но он привык рано вставать и сейчас, оборвав липкие паутины сна, поднялся и направился на кухню. До «Магнита» было пять минут ходу, волноваться за любимую не было смысла. Умывшись он набрал полный чайник и поставил его греться. Утром еда не лезла в рот, так что, крепкий, до густоты, горячий, сладкий чай, вот спасение. Уборка постели заняла, каких нибудь пять минут, сложенный диван уже не занимал пространство маленькой, но уютной комнаты. Он подошел к окну и открыл створку. Обжигающе холодный, совершенно не осенний, воздух, более привычный в январе, нежели в середине октября, проник в уютную теплоту комнаты.
- Блин! Батареи холодные! Отопление не включили! Хотелось свежего воздуха, но тепло стремительно покидало маленькую площадь. Словив на ладонь снежинку, он уставился с удивлением на нее. Огромная ,с острыми как кромка бритвы, краями, отполированная до зеркального блеска, тяжелая, как сюрикен, она не таяла. Еще одна снежинка, пролетая рядом с пальцами, коснулась мизинца. Острая боль от пореза, заставила его отдернуть руку.
- Блин! Она же не в шапке.
Наскоро одевшись и захватив шапку любимой, он выскочил из квартиры. Покидая подъезд, он увидел первые признаки надвигающийся на город, беды. Кровь каплями покрывала землю.
- Господи, только бы не ее!
Он несся по улице стараясь укрываться под голыми ветвями деревьев. Много ветвей и мусора уже валялось на покрытой, этим странным, похожим на битый фаянс, снегом, но пока, они сдерживали основной удар стихии. Добежав до проезжей части, он выбежал из зоны ветвей и побежал по тротуару в сторону магазина. Пересекая остановку, он заметил первую жертву. На земле, в луже замерзшей крови, ногами к лавкам, лежал пожилой мужчина. Снежинка, острием, как наконечником копья, поразила умершего точно в затылок и теперь, победно торчала из головы. Еще две или три, пробили тело уже лежащее на земле. Асфальт, усеянный осколками снежинок, был скользким. Балансируя, он не сбавлял скорости. Двери магазина стремительно приближались. Было видно, не смотря на позднее утро, внутри него толпилась куча народу. Все смотрели, сквозь стеклянные двери, на улицу. Уже подбегая к дверям он увидел родное лицо любимой.
- Жива! Цела! Слава Богу!
С этими мыслями, он распахнул двери магазина и проник вовнутрь. В магазине было много народа. Пробившись к ней, он, перед тем, как обнять и поцеловать, внимательно осмотрел ее.
- Ни чего не болит? Как ты? Все нормально.
Его, от постоянного курения, сбитое дыхание и внимательный взгляд, выдавал ту тревогу, что испытал он за нее.
- Все нормально, родной. Как ты сам то?
Она прижалась к нему и даже сквозь одежду, он почувствовал, как она дрожит.
- Тут несколько людей пострадало. Хорошо на втором аптека. Быстро перевязали, теперь стоим, ждем, не знаем что делать.
В этот момент в магазине выключился свет. Не смотря на то, что было светло, отключение электроэнергии вызвало у и без того обеспокоенных людей, приступ паники. Женщины, начали в голос плакать , их поддержали не многочисленные, слава Богу, дети. Мужчины, испуганно озирались друг на друга и явно не знали что делать. Он внимательно осмотрел людской поток и громко, перекрывая начинающий гвалт и истерику, проговорил.
- Что орать то? «Магнит» то запитан еще от генератора. Сейчас включат свет.
Как будто услышав его приказ, лампы дневного света медленно загорелись. Единый громкий вздох, шумным ветерком пронесся над толпой. Многие начали оглядываться. Так и не возникнув, паника была в самом зародыше, подавлена. Интуитивно признав в нем, не самом пожилом и опытном, вожака, люди собрались вокруг него. Сотни глаз, молчаливо спрашивали, что же делать дальше? Уже послышались робкие, по началу, но все более окрепшие возгласы о том же. Он еще раз оглядел столпившийся народ и улыбнувшись произнес.
- Так, сейчас без паники и толкучки, берем, у работников магазина пустую тару, лучше всего картонные коробки, и накрыв голову, медленно,
Он еще раз громко и внятно, буквально по буквам, проговорил.
-медленно идем по домам. Долго такой снегопад не будет продолжаться. Просто не сможет. Тепло слишком! Так что, к вечеру, ну может быть, к утру, он закончится! Вот тогда и погуляем.
Его уверенный тон, а главное, ободряющая речь, вселили надежду в сердца людей. Работники магазина стали выносить в торговый зал пустую тару. Прикрываясь коробками, как щитом, прихватив покупки, люди стали расходиться.
- Милый, пойдем, что ли тоже. Я устала.
Она взяла его под руку, но он намеренно придержал локтем ее руку. Ее брови удивленно поднялись вверх. Их глаза встретились и он медленно, всего один раз, отрицательно мотнул головой.
- Подожди, не торопись.
Эту фразу она прочитала в его серьезном взгляде.
Тем временем, люди полностью покинув здание супермаркета, разбрелись кто куда.
- Карта с собой?
Он вопросительно посмотрел на нее. Она утвердительно кивнула.
-Ты покупаешь медикаменты, мыло, бумагу, порошок и прочее, я же пробегусь, пока люди не опомнились, наберу продуктов.
- Ты сам сказал, что это не на долго. Зачем же набирать?
- Я сознательно врал! У них есть запасы дома, у нас пусто! Была бы паника и разграбление магазина подчистую. Толпа бы быстро озверела и смела бы все с прилавков. Теперь же, мы с тобой наберем всего и спокойно пойдем домой. Потом я еще раз смотаюсь и наберу продуктов. В любом случае, запас карман не тянет. Он, как же удачно нам дали в один день обоим зарплату!
Внимательно смотря в его, вмиг посерьезневшие глаза, она понимала, спорить тут не чего. Он совершенно прав и поэтому ей, лучше делать, как он говорит, а не вступать в не нужные дискуссии.
- главное, не показывай своей встревоженности окружающим. Улыбнись. Все нормально. Просто ты забыла кое чего прикупить. Лекарства бери самые простые и дешевые. Порошков, мыла, лезвий, одеколона и прочего, бери по нескольку упаковок. Я пока пошарю тут.
Он ободряюще улыбнулся ей и легонько подтолкнул ее к лестнице. Она заговорщицки подмигнула и стала подниматься на второй этаж. Поднявшись на пару- тройку ступеней она посмотрела в его сторону. Он уже не смотрел на нее. Мурлыча в усы любимую песенку, он с беззаботным видом направлялся вдоль торговых рядов. Нежность и гордость за своего мужчину, заполнила ее полностью. Он заботился о ней! Он любил ее! Ради нее он кинулся бежать в магазин! Как он справился с толпой! И этот мужчина ее! И совершенно все равно, что он не богемный щеголь, умный и начитанный, думающий о высоком, но, не умеющий толком забить гвоздь. Он, ее мужчина! Пусть и работает обычным грузчиком, но он знает что делает и не раз доказал ей свой ум и свои знания!
Он же был поглощен работой и совершенно другими мыслями. Проходя по рядам, он набивал две корзины те, что не портилось и не стухало. Так в корзину легли три пачки пакетированного и три пачки обычного чаю, коробка самых дешевых хлебцев, консервированные фрукты, тушенка, сгущенка, рыбные консервы, консервированные бобы и кукуруза, приправы, макаронные изделия, мука, большим мешком и мешок сахару, в пять килограмм. Набрав под завязку продуктов, он отнес все на кассу и оплатил покупку. Туго набив желтые пакеты, он поставил их возле стойки и прихватив пустые корзинки, вернулся к набору продуктов. Крупа, дрожжи, фрукты, колбаса сырокопченая. Опять консервы, печенье, корм для котов, свечи. Сигарет, пару блоков, не дорогих, спички. Вроде все. Опять полные корзины и уже четыре пакета. Когда она вернулась с полными пакетами хозяйственных товаров, он готов был уже уходить, но бегло осмотрев ряды, решительно шагнул к прилавку со спиртным. Взяв две бутылки хорошего коньяку, бутылок пять разнообразных настоек, пару бутылок водки и три большие бутыли хорошего кагора, он снова направился к кассе.
- Ох, и набрали Вы!
Знакомая продавец улыбнулась ему, но в глубине глаз, талой водицей, плескался страх.
-Хоти те совет?
Он улыбнулся в ответ.
- Без лишней суеты и паники наберите тоже.
Взгляды их встретились лишь на мгновение, продавец, не молодая уже женщина, всегда приветливая с ними, кивнула в ответ. Дескать, поняла.
- Знаете, это Вам от меня в подарок! Приходите еще.
Рука протянула большой кулек с шоколадом и конфетами.
- От нас, всех. Спасибо Вам. Как думаете, закрываться нам?
- Нет, я еще раз приду. И не торопясь, Вы все, набирайте сами!!!
За такой, ценный совет, ему выделили самую большую коробку.
Укрывшись ею, они побрели домой.
Он впустил жену в темень квартиры, щелкнув выключателем, убедился, света нет, по бросал в маленькой прихожей, пакеты, вытащил свой, старенький и надежный, рюкзак и прикрываясь коробкой, направился снова в магазин. Уже вечерело. На улицах было удивительно тихо и безлюдно. В окнах домов, желтыми звездочками, зажигались свечи. Странный снегопад продолжался, а значит продуктов, свечей и хозяйственных товаров нужно взять больше. Он уже жалел, что не настоял ранее на покупке домика. Возможность топить печь и обогреть жилье, а так же, наличие своего колодца, сейчас были бы не лишними. Но реалии таковы, все это, же самое, придется выдумывать в квартире. Он шел и пытался прикинуть, что может сделать исходя из условий квартиры. По всем прикидкам, сделать было можно не много, но можно.
- Пару дней люди будут пытаться вести себя по-прежнему. Если снегопад не прекратится, а запасы окончатся, то начнут действовать. Значит у него есть пара- тройка дней форы. Их нужно использовать на всю катушку.
Идти по скользкому, покрытому странным снегом, тротуару и размышлять, было трудно. Он решительно задвинул свои мысли в дальний уголок мозга и подошел к дверям магазина. «Магнит» еще работал, ждал его. Зайдя во внутрь, он направился к стоящим кучкой продавцам. Увидав его, люди оживились.
- знаете, передали что такой катаклизм не только у нас. По всей стране такая же погода. Говорят уйма раненых и убитых. Мы радио слушали. Так что, Вы набирайте, как можно больше и денег не надо. Мы за Вами закроем и сами наберем продуктов.
Женщина была сильно встревожена. В толпе продавцов, кто то плакал. Было видно, что люди сами на гране истерики и паники. Он решил помочь им.
- прежде всего, берите не только продукты, но и лекарства, хозяйственные товары, алкоголь, перевязочный материал. Жаль что в вашем комплексе нет магазинчика охоты и туризма. Оружие бы, где взять.
Его совет был воспринят и закрыв на ключ двери магазина, продавцы разбрелись набирать продукты.
- Послушайте.
Знакомый продавец тронула его за локоть, обращая на себя внимание.
- Я одна боюсь идти. Живу то я не далеко, но после смерти мамы, живу одна. Если Вы поможете мне донести и мои продукты, я Вам могу отдать одно из отцовых ружей. Ну, так сказать попользоваться.
Он утвердительно кивнул головой. И начал набивать свой рюкзак консервами, хлебцами, пакетиками сухофруктов, мылом, чаем, печеньем и галетами. Рюкзак был походным, рюкзак был большим. Не смотря на свой, весьма пожилой возраст, рюкзак был крепок и надежен. Если знать правила расфасовки, то набить его было можно многими вещами. Он знал возможности своего рюкзака и поэтому, экономя место, брал только самое необходимое. В боковые карманы он набил батарейками и захватил с прилавка пару фонарей.
-Вдруг воду отключили тоже!
Мысль заставила его вздрогнуть. Он не знал, сколько наберет его попутчица, но все, же решил захватить пару пятилитровок воды. Удобно расположив их, на уже завязанном рюкзаке, он накрепко притянул их верхним клапаном. Остался еще отсек в самом низу рюкзака. Расстегнув молнию на всю ее длину, он смог уместить еще три, двух литровых бутылки с водой. С трудом закрыв молнию, он взвесил в руке тяжеленный рюкзак.
- Что ж, все это надо. потом будет не достать. Эх, жаль не настоял на покупке домика.
В последний раз пожалев о упущенной возможности, он накинул лямки на плечи, привычно распределил вес и застегнул поясное крепление. Попрыгав и пройдясь , шагов десять по торговому залу, он убедился, все размещено и закреплено правильно, мешать не будет.
- Где Ваши продукты?
Подойдя к продавцу, он внимательно осмотрел кучку продуктов на полу. Отобрав скоропортящееся продукты, добавил в кучу консервов и крупы, растительного масла. При этом он попытался вспомнить, есть ли этот продукт в доме. Пришлось взять себе пятилитровку масла в руку.
-Так будет лучше.
Женщина, молча, помогла ему упаковать. Взвалив на себя не маленький тюк с ее продуктами, он и его попутчица решительно покинули магазин.
- Далеко идти то?
- Нет, я практически Ваша соседка.
Женщина улыбнулась.
-Часто вижу.
Она поправилась.
-Часто видела, как Вы утром на работу идете.
Это было удачно. Тем более, находящийся рядом частный дом, это возможность выживать в более комфортных условиях.
Знакомая была проведена домой. Он получил заветное ружье, но кроме этого, женщина, выслушав его опасения по поводу отопления, предложила взять старую, еще советских времен, печь-буржуйку и сборную трубу к ней, а так же, щедро поделилась вязанкой дров и стареньким, туристическим, топориком. Это были во истину, богатства. Он не стал задерживаться. Дома его ждала жена. Ей было страшно. Ей было холодно. Он практически пробежал остаток пути, не прикрывая уже ни чем голову, так как руки были заняты. Уже возле подъезда, снежинка попала ему в ухо. Верхней половины, как не бывало. Истекая кровью, шипя и матерясь от боли, он ввалился в подъезд. Быстро поднялся на свой этаж и, поставив печь на пол, своим ключом открыл дверь. В квартире было светло. Жена, умница, зажгла свечи. Он думал, что она закутается по теплее и будет сидеть, ждать его. Однако он ошибался. Его жена, мягкая, культурная женщина,«ботаник» , как с улыбкой он ее называл, увлеченно убиралась на кухне. На блюдце стояло три обрезка свечки. Над ними, опираясь краями дна, была водружена маленькая кастрюля с водой. Дрожащий свет свечей в не зашторенных окнах, парок, курившийся над кастрюлей, создавало забытое чувство уюта. Он вторгся в этот уют. Уставший, окровавленный, гремя железом печи. Она охнула и бросилась к нему на помощь.
- Что болит, откуда кровь?
Шапка скрывала обрезок уха. Кровь была на шее. Он видел ее испуганные глаза, дрожащие губы. Это было и больно и так приятно. Однако, отбросив сентиментальность, он скинул рюкзак и понес печь в угол комнаты.
- знаешь, по радио сказали, это по всей стране и это на долго. Так что, будем обустраиваться. Не смотря на то, что был уже вечер, он залез в свой инструментальный ящик и достал оттуда кувалду и зубило. Когда то, рабочие, делая ремонт в их квартире, оставили по огромной пьянке часть инструмента. Выкинуть его у него рука не поднялась. Так и хранились инструменты в тумбочке. Ждали своего часа и дождались. Поставив печь в угол, он отмерил расстояние до стены. Прикинул, на глаз, толщину стен и принялся долбить кирпич. Когда то, в прошлой своей жизни, он работал пробойником на отбойном молотке. Это было время тотального передела. Каждый изгалялся, игнорируя проект, и переделывал жилье по своему вкусу и толщине кошелька. Арки, полу арки, проемы, оконные, дверные, слом стен, снос перегородок. Казалось, страна, только что демонтировавшая сама себя, ни как не может остановиться и сносит все то, что делало ее страной. Отбойного молотка у него не было, да и бесполезен он был сейчас, а вот кувалда и кайло, да опыт, да желание согреть комнату, пересиливало все, даже усталость, тревогу и боль в пораненном ухе. Не раздеваясь, он начал долбить стену, и за какой- то час выбил в ней дыру. Все таки опыт – великое дело. Дыра получилась ровной и пыли просыпалось в комнату не много. Как только дыра была пробита, морозный воздух стал проникать в и без того холодное помещение. Торопясь быстрее это исправить, он воткнул трубу и закрыл задвижку. Теперь холодного воздуха проникало гораздо меньше. Опять за нырнув в тумбочку, он извлек от туда не большой мешок алебастром.
- вода в кране идет?
Поинтересовался он и получив положительный ответ, направился замешивать гипсовый раствор. Используя в место шпателя пластиковую линейку, он тщательно заделал края дыры, перекрыв, таким образом, доступ холодного воздуха с улицы. Теперь, надо было установить печь. Листа железа, обычно используемого для этого, у него не было, поэтому, еще долбя стену, он аккуратно вынул из нее два целых кирпича и пару обломков. Теперь он, завернув край ковра, установил «буржуйку» на кирпичи. Пока он возился, гипс затвердел и плотно обхватил трубу. С улицы, на трубу было одето колено и грибок. Смонтировать остальные трубы, было дело получасу. Открыв дверцу, он начал набивать маленький, но прожорливый зев печи поленьями. Умело разложил растопку и поднес спичку. Пламя лениво поплясало на щепках и бумаге и так и не разжегшись, умерло. Тяги не было. Она принесла ему чашку ароматного, крепкого, как он любил, чаю и протянув кружку произнесла.
- милый, а задвижку открыть разве не надо?
Он рассмеялся. Конечно, как он мог забыть открыть, ранее закрытую от мороза задвижку. Приоткрыв ее на четверть, он вновь чиркнул спичкой. На этот раз огонь, почуяв тягу, стал увлеченно пожирать приготовленную ему еду. Закрыв дверцу, он лишь добился еще большей тяги. В комнате запахло нагреваемым металлом. Уже через пол часа печь раскалилась, даря людям тепло, уют и веру в благополучный исход .
Она поставила на печную конфорку большую кастрюлю с водой. Покопавшись в кухонном столе, вытащила бинт и пузырек с перекисью водорода.
- Милый, пора уже раздеться и осмотреть твою рану.
Он устало улыбнулся и стянул куртку. Снять шапку у него не получилось. Кровь присохла и напрочь приклеила раненое ухо к материалу. От неожиданности он зашипел.
-Блин, больно!
Она смочила кусок марли теплой водой и приложила к шапке.
- Держи, должно отмокнуть.
Поддерживая тряпочку и шапку одной рукой, он второй пошарил по карманам в поисках сигарет. Обычно, в мирной жизни, он, не смотря на холод и сквозняк подъезда, выходил покурить из квартиры, но сейчас, ему так не хотелось этого делать. Поэтому он присел у поддувала на корточки, приоткрыл по сильнее дверцу и чиркнул зажигалкой.
- Солнце, не помнишь где старая Нокия?
Она поняла его без дальнейших объяснений. Старые мобильники прилично держали заряд, в отличии от новомодных сенсорных телефонов. К тому же, он взял за привычку, раз в месяц, доставать все старые телефоны, и заряжать их до упора. Теперь же, был реальный шанс позвонить детям и маме. Искать долго не пришлось. Склонный к определенному порядку, он постоянно клал телефоны в одно и то же место. Она достала коробку с телефонами и поднесла к нему. Он переставил симку и включил мобильник. Батарея была полна. Улыбнувшись, он протянул трубку ей.
- Позвони детям, узнай как там они.
Поискав в записной книжке номер сына, она набрала его.
- Ало. Привет. Как Вы там?
Несмотря на сильное волнение, голос ее не дрогнул, не сорвался. Не нужно было паниковать и заставлять паниковать близких.
-Мам, как у Вас погода. У нас странный снег идет. Твердый и острый. Я палец порезал.
Дети, точнее подростки, были в гостях у друзей мужа в Петрозаводске. Как, когда то и муж, друзья занимались выживанием и там, в Карелии построили юношеский лагерь практического выживания, где обучали детей и подростков навыкам выживания в дикой природе, оказанию помощи во время катастроф и военных действий. Надо сказать, что дети весьма неохотно восприняли идею замены кровати и ноутбука, на поездку к черту на кулички, к не знакомым людям, да еще с сомнительным времяпрепровождением. Она тоже тревожилась за детей и только он, настоял на данной поездке. Ей не хотелось вспоминать то, как ему пришлось доказывать ее детям, да и ей самой, целесообразность, интересность и полезность данной «прогулки.» дети поехали на неделю и вот, уже третий месяц ей не удается выцарапать их обратно. По началу, новое место и излишняя физическая нагрузка, утомляли их. Особенно тяжело было дочери. Капризная, своевольная принцесса, давно уже научилась вить веревки с мамы и ее мужа, оказавшись в иной обстановке, она продолжила, было, вести себя так же, но быстро поняла, тут такое не проходит. Привыкшая ложиться в постель в лучшем случае, в три и просыпаться к полудню, ей пришлось подчиниться жесточайшему режиму и дисциплине. Первая неделя вся состояла из телефонных жалоб, причитаний, угроз, скандалов. Однако, позже она втянулась и почувствовала тот вкус к жизни, что так присущ здоровому, деятельному человеку.
Сыну, же понравилось изначально. Несмотря на свою робость, он быстро нашел общий язык с другом маминого мужа. Сошлись они на приличном знании физики и компьютерных технологий.
Теперь же, она была благодарна мужу за эту, внезапно устроенную им «прогулку» судя по фото, что присылали регулярно дети, до катастрофы, оба возмужали, загорели и поправили здоровье.
- Ало, мам, что ты молчишь? У Вас все нормально?
Встревоженный басок сына вывел ее из задумчивости.
- у нас все нормально, сын. Мы живы, здоровы, все у нас есть, кроме электричества, но, думаю, и его вскоре починят. Так что, не волнуйтесь за нас. И еще, пока побудьте в лагере, если вас там еще хотят видеть. Как Вы сами то, не болеете? Как доня, не скучает там?
- да у нас то, все просто отлично, продуктов и воды в достатке. Электричество, благодаря водяной электростанции, вдоволь. Вот, сижу в интернете, читаю про то, что происходит на земле. А происходит черт знает что. Кругом снегопады, мам ты меня слышишь?
- слышу, слышу тебя, сын. У меня батарея садится, а зарядить негде, так что, я тебе еще позже, как включат электроэнергию, позвоню. Берегите себя, и передай привет сестре.
На разговор с дочерью сил уже не хватало. Несмотря на внешнее спокойствие, разговор с сыном очень расстроил ее. Сдерживая слезы, она обернулась к нему и ласково погладила его по голове. Пальцы нечаянно коснулись верхушки уха. Он вновь зашипел от боли. Шапка, отмокла и повинуясь движению пальцев, упала на пол.
- Боже! Где твое ухо?
Она смотрела, не отрываясь на то, что когда то было ухом. Теперь же, без верхушки, оно казалось просто оборванным.
- погибло в не равной борьбе.
Он ухмыльнулся.
- Кстати, карнаухим ты будешь меня любить?
 
ЗарегистрированЗарегистрирован  
 
я верю город будет,я верю саду цвесть
  Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
#12749
TimerZero

Сталкер
Постов: 445

Пользователь в оффлайне  Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: МужскойСтрана, город: Россия, Санкт-ПетербургДата рождения: 1982-10-18
RE: снегопад2 г., 2 мес. назад Репутация: 13  
Впечатляет. А продолжение будет?
 
ЗарегистрированЗарегистрирован  
  Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
#12750
выживший

мы сможем!!!
Модератор
Постов: 826

Пользователь в оффлайне  Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: МужскойwigiwschiiСтрана, город: Ростов н ДДата рождения: 1973-05-28
RE: снегопад2 г., 2 мес. назад Репутация: 47  
обзавелся пишущей машинкой, ноутом, а то писать на планшете, то еще удовольствие, так что, завтра вечером выложу еще отрывок


Добавлено: 02-08-2015 10:30

Она улыбнулась. Казалось, нет такого несчастия или болезни, ради которого, он перестал бы шутить.
Раньше, когда они только познакомились, ей, склонной к пессимизму и не верящей уже в счастье, молодой женщине, казалось не приличным его привычка постоянно все сводить к шутке. Промывая его пострадавшее ухо, она вспомнила, какое раздражение вызывали его подколки и кривляния. Если к этому прибавить постоянные его беседы с самим с собой, напевания советских, времен Сталина, патриотических песен, курение и обжорство, то экземпляр ей достался тот еще. Уже со временем, пришло понимание, шутки тем веселей, чем труднее им приходилось жить. Беседы с самим собой, от частого одиночества. А песни, что же, не смотря на явно отдавленные еще в детстве толпой медведей, уши, пел он вдохновенно. Уже гораздо позже она узнала, именно песни помогли ему излечить астму и справляться с хроническим бронхитом. Что ж до еды? Да, ел он много, но побывав на его работе, она убедилась, в коня корм. То, что не в силах были делать его, более молодые рабочие, он, поднатужившись, спокойно делал. Естественно, энергии на это уходило много, вот и ел он за троих.
Голова думала, а руки, тем временем, делали свое дело, перевязывали его многострадальное, опухшее ухо.
Печь постепенно накалялась. В комнате стало тепло и уютно. Постепенно нагрелась и вода в кастрюле.
- Милая, иди купаться.
Она улыбнулась. Даже в таких мелочах, он обычно пропускал ее вперед. Однако спорить не стала. По его позе, по тому, как он курил, выдыхая дым в поддувало, по характерному жесту, держащей сигарету руки, она поняла, он думает. Думы, его, не были праздными. По этому, можно было идти купаться. Разбавив воду в ведре, она разделась и полезла в душ. Он тем временем докурил, и наскоро натянув шапку, вышел из комнаты. Жизнь продолжалась, и создать уют и безопасность, его, мужская обязанность. Так что, не смотря на поздний вечер, дел еще было много. Он вышел из подъезда и осознал, холод стоял просто зверский. Кончик носа замерз практически сразу, дыхание инеем оседало на бороде и усах. Дров могло просто не хватить до утра. Снегопад продолжался, но вместо снежинок, острых и опасных, с неба падал град. Крупные градины, величиной с хорошее куриное яйцо, с костяным стуком падали на землю. Пришлось вернуться за варежками. По пути он наклонился и подобрал с земли особенно крупную, на его взгляд, градину. Зайдя в квартиру он улыбнулся. Тепло от печи не пускало холод с подъезда, в комнате было очень уютно. Его жена, красивая, стройная женщина, облачившись в спортивный костюм и маечку, готовила возле печи. Судя по запахам, ужин обещал быть великолепным, как, впрочем, и все, что она готовила. Коты, два черных, толстых ленивца, прятавшихся от холода в шкафу, на его полке, возлегали на диване возле печки и сыто мурчали. Идиллия! И от такой идиллии, так не хотелось ни куда идти. А дрова были нужны. Дров могло не хватить.


Добавлено: 02-08-2015 21:47

Вздохнув, он полез в шкаф и, покопавшись в нем пару минут, достал свои рабочие варежки.
- Ты далеко, родной?
Она видела, он устал. К тому же, на улице, не освещенной фонарями, было темно. Однако, муж что то задумал и не спросить было нельзя.
- Скоро буду, солнце. Дров еще принесу и на сегодня все. На улице холод собачий, так уж, одень все же носки свитерок, а то с твоим бронхитом.
Не договорив, он вышел из квартиры. Он знал, она терпеть не могла ходить по дому в носках, но нынешнее положение, обязывало.
Она утвердительно кивнула и полезла в шкаф за носками. Аргумент был весомым, и пренебрегать им не стоило.
Холод и темнота царили в доме. Выбитые неугомонными соседями - пьянчужками, окна не сдерживали холода. Нельзя было защитить от холода весь подъезд, но можно и нужно было утеплить секцию. Эта задача была ему по силам. К тому же, вход в секцию преграждала железная дверь. В обычной жизни она ни когда не закрывалась, даже замка на ней не было, но теперь наличие ее могло помочь поставить еще один барьер между холодным подъездом и дверью в их, маленькую квартирку. Однако, сначала дрова, а уж двери в секцию, потом. Размышляя по ходу о том, что еще можно предпринять для сохранения тепла в их жилище, он направился в сторону своего места работы. Как человек, не посредственно работающий в складе, он знал о том, что на улицах, в огромных мусорных баках- мульдах, лежит гора битых сырьевых поддонов. Они то и должны были послужить дровами для отопления их жилья. Не торопясь он пересек проспект и углубился в проход между двумя девятиэтажными домами. Тишина, стоящая на улице и темень подгоняли его. Еще пару сотен шагов и он подошел к воротам предприятия. В сторожке, что находилась сразу после ворот, горел одинокий огонек свечи. Ворота были закрыты.
- Эй, есть кто на вахте?
Он громко позвал и с радостью увидел как огонек зашевелился. Один из сторожей, не старый еще мужик, вышел на порог и стараясь разглядеть того, кто нарушил его покой, ответил.
- Кто эт? Что надо то?
В руках его оказалось ружье и он, видя лишь смутный силуэт просителя, не узнавая его, направил ствол в его сторону.
- Но, но! Не балуй с ружьем то. Если бы кто чужой был, давно через окно в силуэт успокоил бы, или через забор, с гаражей перелез, а так, открывай, свои пришли.
После такого диалога, он был узнан. Убрав ружье за спину, сторож подошел к воротам и впустил его на территорию.
- Обход то, чай не делали? А по такому морозу и собаки небось в коридоре сидят. Периметр открыт, приходи, кто хочешь, бери что попало.
Он пожал протянутую сторожем руку. Второй рукой он протянул пачку сигарет. Сторож угостился и они закурили.
- Я вот что зашел то. Завтра на работу мне. Вот и решил спросить, будем ли мы работать иль нет? Не слышал ни чего, а? И еще, холод собачий. Там, в мульдах старых поддонов возле цеха много, я прихвачу пару- тройку?
Сторож улыбнулся и, выдыхая дым, спросил.
- Думаешь, такая петрушка на долго? Что же и нам выходит надо утепляться. А что до Вас, то, кто же его знает то? Не каких указаний не было. Вы же арендаторы. Сами себе начальники. Да только без света станки то ваши не работают.
Он кивнул утвердительно и затянувшись все же переспросил.
- Так что насчет поддонов то?
- Да возьми конечно. Что лежат они, что не лежат. Ценности ни какой…пока. Так что конечно, бери. Обратно пойдешь, зайди до меня.
Оставив сторожа возле ворот, он свернул с центрального проезда на право и разгребая ногами скользкий снег, направился к своему цеху. Подойдя к зданию цеха, он еще раз свернул на лево и пройдя сотню шагов подошел к первой мульде. Поначалу он хотел взять один- два поддона, но подумав, решил набрать по максимуму. Положив на скользкий снег самый широкий поддон, он стал накладывать сверху поддоны поменьше. Тщательно сцепляя лыжами один поддон с другим, он смог уместить в одну кучу с десяток поддонов. Веревки ну него не было и он, стал просто толкать кучу поддонов на нижнем поддоне, как на санках, перед собой. Такой способ хоть и был более трудоемким, зато он не позволял замерзнуть, да и задача, все же выполнялась. Так он до толкал свою кучу до сторожки. Оставив ее на снегу, он, толкнув двери сторожки, ввалился во внутрь.
 
ЗарегистрированЗарегистрирован  
 
Последнее редактирование: 03.08.2015 02:47 Редактировал выживший. Причина: Добавлено
 
я верю город будет,я верю саду цвесть
  Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
#12752
выживший

мы сможем!!!
Модератор
Постов: 826

Пользователь в оффлайне  Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: МужскойwigiwschiiСтрана, город: Ростов н ДДата рождения: 1973-05-28
RE: снегопад2 г., 2 мес. назад Репутация: 47  
В сторожке было тепло и уютно. В коридоре, у входа в комнату, сбившись в тесный клубок, лежали собаки. Раньше, до снегопада, они бы подняли неистовый лай, сорвались бы с места и бросились бы на чужого, но теперь, на приход человека, они, ни как не среагировали. Он открыл еще одну дверь и прошел в сторожку.
-Чего звал то?
-Не торопись , сядь, покури.
Он присел на предложенный стул вытащил сигареты и чиркнул зажигалкой. Глубоко затянувшись, он посмотрел на сторожа.
- Слышишь, это ведь на долго. Боюсь что на всегда! Теперь надо выживать хоть как - ни будь.
Мужчина, сидевший за столом, был еще не стар. Не смотря на некоторую тучность его фигуры, осанка и ровная посадка седой, крепкой головы, выдавало в нем бывшего военного. Хотя, неизвестно, бывают ли военные бывшими.
- так что, судя по тому, что ты один как то трепыхаешься, опыт у тебя есть. Я за тобой, год как, наблюдаю. Видно, не из военных ты. Нет у тебя выправки военной. Мы своих на версту чуем. Однако, мужик ты справный, головастый и блеск в глазах, надо сказать, характерный. Так что, может объединимся? Ну, в смысле, объединим усилия.
Мужчина посмотрел на него суровым, серьезным взглядом и потянулся к сигаретной пачке. Он выдержал взгляд , дабы потянуть с ответом подождал пока собеседник выудит из пачки сигарету, достал себе и прикурил от окурка. Пока сторож прикуривал, он сидел, думал, попыхивая ароматным дымком.
- Что надумал то? Или время для раздумья нужно больше?
-Нет, в принципе. Время достаточно. Просто думать тут не о чем. Вы, те, что у государства на подкорме были, вояки, менты и прочие пожарники - МЧСники, привыкли к данной проблеме, как к войнушке, гуртом подходить. Я то, художник не местный
Тут он позволил себе улыбнуться и докурить остаток сигареты.
- сам себе и швец и жнец. Так что, дружить семьями, это за всегда, пожалуйста, но в семью не зову и сам в чужую не вступлю. Так что, сотрудничать будем, а вот любви и ласки, не обещаю.
- Ну что ж, ты сам хозяин, тебе и выбирать.
Сторож поднялся и протянул руку.
- Ну, обращайся, если что.
Он тоже поднялся. Накинул на плечо ремень ружья. И пожал протянутую руку. Уже выходя, обернулся и посоветовал.
- Вы б газ то не палили. Кончится и достать будет проблема. Я еще в нормальное время видел в одном из арендуемых боксов печь на отработке. Так что, приволоките ее к себе, а топливо на территории мех колонны, всегда в достатке будет.
Уже выходя, краем глаза заметил кивок собеседника. Выйдя на улицу он было потащил поддоны дальше к воротам, но его окликнул из форточки сторож.
- за совет, спасибо. Вот, веревку то возьми. Пригодиться. И еще. У тебя ружьецо то шестнадцатый калибр?
-Да, а что?
-На, возьми себе патронов пачки две. У нас, когда то одно было шестнадцатого, но потом все на двенадцатый перешли. Патроны то и остались. Все снаряженные шариками от подшипника. И стволы бы, слегка отпилил бы. На манер карабина. Чай не на уток идешь и не вдаль палить.
Он протянул, сложенные лодочкой руки и принял в ладони две полные и одну половинную патронную пачку.
- А вот за это отдельное спасибо.
Поелозив на морозе на корточках, он все таки привязал веревку к нижнему поддону и потащил всю связку в сторону проспекта. Была уже ночь. Точнее, вечер, часов, этак, с десять вечера. Ни милиции, ни полиции на улицах не было. Перейдя пустую дорогу, он направился было, в сторону дома, но звон разбитого стекла заставил его остановиться. Запрятавшись за поддонами, он направил горизонталку в сторону шума и взвел курки. Белизна снега позволяла уверенно наблюдать за происходящим на улице. Снегопад временно прекратился. Возле дверей супермаркета стояло двое мужчин. Оба были вооружены ружьями. Кроме того, в руках одного из них он увидел гвоздодер, а у другого из-за пояса выглядывало дерево топорища. Тот, который держал гвоздодер, поднял руку и ударил своим оружием в остатки витрины. Судя по уверенности, с какой действовали взломщики, они уже ни кого и не чего не боялись. Второй толкнул локтем орудовавшего гвоздодером напарника и указал на поддоны, стоявшие рядом.
- слышь кум, по-моему их раньше тут не было. Как бы ни палил нас кто.
Руки мужчин дернулись к мирно висящим ружьям.
- но, но. Ну ка, с ружьями не баловать.
Он понимал, зарядов в стволах всего два и перезарядится ему вряд ли дадут. Ибо два на двоих, это хуже нежели четыре на одного. Поэтому, он внимательно следил за противником, держа пальцы на спуске. Один из грабителей охнул и отдернул руку, потянувшуюся было, к ружью, но второй, не большого роста, но, судя по движениям, видавший виды, одетый в туристическую горку и теплую, на меху, куртку, и не думал останавливаться.
- Слышь кум, оно еще и разговаривает. Ща я ему дырок в балде понаделаю, что бы не умничал.
Вступать в затяжной конфликт ему было совсем не с руки. К тому же, в руках у шустрого мужичка оказалось не просто ружье, а самозарядная «Сайга» и шансы на то, что удастся, успешно выкрутится, быстро приближались к нулю. Пока еще была возможность, и он не преминул ею воспользоваться.
Это только в рассказах, да в наставлениях, обычно говорится о том, что нельзя де нападать первым. Дождись того, что на тебя нападут и тогда, применение оружия, да и прочая самооборона будет правомерна. Но обычно после того, что преступник наносил удар первым, обороняться было уже не нужно, а зачастую и не кому. Он знал это и не ждал, когда его противник приготовится к стрельбе. Поддоны, слабое укрытие, а если в магазине у мужика, пулевые патроны, то и вообще, как голый. Мысли еще не покинули его голову, а палец мягко надавил на пусковую скобу. Шестнадцатый при выстреле дает ощутимую отдачу и не опытный стрелок рискует запросто получить ушиб плеча, но в данный момент оружие было у опытного стрелка. Нет, нельзя сказать, что он был убийцей по жизни и выстрелить в человека, ему было просто и легко. Но оружие он знал и любил, а главное уважал и умел с ним обращаться. Выстрел с расстояния в десять- пятнадцать метров, да еще, как оказалось, патроном, заряженным хорошим куском свинца, да в ростовую мишень, это практически сто процентное попадание и можно не ждать ответного выстрела. Его просто не будет. Куртка скрыла входное отверстие, но выходное скрыть было просто не возможно.
-Кум, ты чего? Кум!
Второй мужик растеряно смотрел на поверженного товарища и громкая икота, вперемежку с громким бормотанием, вырывалось с паром из его рта. Он не стал ждать пока второй мужик придет в себя. Жалеть его, оставлять в живых, значило заработать лишнюю головную боль и проблемы после. Нет, в таких случаях, жалеть поздно! Второй выстрел и еще один труп. Перезарядив ружье, он покинул свое укрытие и побрел к поверженным, несостоявшимся, грабителем. Осторожно, держа ружье в руках, он приблизился. Ни кого рядом не было. Переложив ружье в одну руку, он наклонился и содрал с трупов их оружие. Да, «Сайга» двенашка и вертикалка- укорот, тоже двенадцатого калибра, хорошие трофеи. Не церемонясь, он содрал с трупов патронташ и пояс с подсумками. Уже отходя от убитых, он еще раз окинул их взглядом. Его внимание привлекла не естественная поза первого. Он наклонился и расстегнул куртку. На поясе, на манер пистолета, на хитрой системе из веревок и ремешков, болтался складной «Смерть председателю» ТОЗ- 106,а так же нож в добротных, кожаных ножнах. Он не поленился и срезал ствол, обыскал карманы и нашел еще с десяток двадцатки, забрал нож и ножны и нагрузившись всем этим добром, направился к своим
поддонам.. Обратная дорога заняла немного времени.
- странно
Думал он, таща поддоны по твердому, как фаянс, снегу.
- странно. Не прошло и полных суток, как люди стали звереть. Когда то, где то читал, неделя- две, человек будет бездействовать. Ждать власть, помощи, заботы, да хоть черта лысого, но будет сидеть на заднице ровно и вести себя так, как будто ни чего не происходит. Лишь убедившись в том, что ни чего хорошего от власти ждать, не приходится, он начинает потихоньку шевелиться. Сбрасывает с себя цивилизацию. Выползает с подворотен всякое быдло, дабы плющить и обирать толстеньких, беззащитных хомячков- обывателей. Начинается анархия, плавно переходящая то в военный коммунизм, то в феодализм, зачастую вообще в рабовладение или каннибализм. Но это после. После некоторого времени, пока есть власть. Опять же, где армия и полиция? Уж этому народу только дай волю по управлять. Что же их- то не видно то? Люди стали звереть? Нет, эти люди зверьми и были изначально. Да и ты, батенька, зверь и убивец.
Дойдя до подъезда, он не спеша занес свою добычу в дом и стал складировать, в узком коридоре секции. Лишь справившись с этой работой, он зашел в квартиру. Жена его, умница и красавица, ждала его. Как только он вошел, она бросилась к нему.
- там на улице, стреляли. Страшно как, а ты ходишь.
Он нашел в себе силы улыбнуться. Обняв ее и прижавшись к ней, он вдыхал запах ее нежных, как шелк, волос. Она, не смотря на то, что была выше его ростом, сжалась и практически уместилась в его объятьях.
- ну, стреляли, ну страшно. Жить то надо. К тому же, пусть меня боятся, а не я.
Поглаживая ее по волосам, он чувствовал, как жестокая действительность, больно, по каплям покидает его, быстро черствеющую душу.
- Ну ладно, будет. Те, кто стрелял, больше не будут. Так что не бойся.
Он посмотрел через ее плечо на печь. Она исправно поедала пищу свою, отдавая в благодарность людям тепло и уют.
- спать будем, наверно. Завтра дел много.
Она не возражала. Было видно, что ей, привыкшей ложиться не позже двадцати трех, было в тяжесть ждать его до начала первого.
Утро принесло новые заботы и новые впечатления. По своей привычке, он рано встал. Прошлепал к крану и с не малой радостью обнаружил, вода, хоть и маленькой струйкой, но была.
- надо бы собрать людей и утеплить трубы.
Он умывался, когда в дверь постучала соседка по секции. Молодая, разбитная девчонка, живущая в маленькой, комнатке, девятиметровке. Она собиралась идти к родителям ,и ее интересовало, может ли он ее проводить. Он то мог. Тем более это позволяло произвести разведку. Кроме того, одевшись и наскоро собравшись, замершая соседка, прихватив своего черного, как смоль кота, протянула ему ключи от квартиры
- на, может тебе пригодиться, пользуйся.
Он разбудил жену. Наскоро показал ей как перезаряжать обрез и предупредил, что отлучается. Пока жена поила соседку чаем, он оделся, подкинул дровишек в печь и поставил замок на дверь в секцию.
- ну что, пошли!
И они пошли.
 
ЗарегистрированЗарегистрирован  
 
я верю город будет,я верю саду цвесть
  Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
#12763
Strelok

Свободу не остановить
Сталкер
Постов: 456

Пользователь в оффлайне  Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
RE: снегопад2 г., 2 мес. назад Репутация: 13  
Как всегда на высоте. Так держать.
 
ЗарегистрированЗарегистрирован  
 
Сталкеров в рай без очереди пускают!!!
  Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
Вверх